Краткий журнал

Краткий журнал
Вес: 0.1
Игра: The Elder Scrolls IV: Oblivion



Я решила, что сегодня лучше начать новый дневник. Мы с Ардви не виделись четыре месяца - с момента, когда он начал восстановление Эброкки. Он, наконец, попросил меня провести с ним некоторое время, пока он заканчивает работу. Я знаю, что смерть матери потрясла его. Я счастлива, что он позволил мне быть с ним рядом и попытаться утешить его.

Кузен Гарвед должен был вернуться из Эброкки до моего сегодняшнего туда отъезда, но, должно быть, задержался там. Я надеялась расспросить его о состоянии гробницы, чтобы узнать, не нужно ли захватить с собой что-либо необходимое для строительных работ. Впрочем, неважно, думаю, что смогу выполнять такие поручения на месте.

Достижения Ардви впечатляющи. Крипта поражает размерами. Я понимала, что смерть матери сделала его Отцом клана, но не ожидала, что он примет эту роль столь серьезно. Он считает своим долгом воздвигнуть это строение к вящей славе своей семьи. Я опасаюсь, что это отвлекает его от оплакивания матери, но все равно горжусь тем, что он делает.

Хорошо, что Ардви вызвал меня сюда. Ему должно было быть так одиноко здесь до моего приезда. Он часто жалуется на ощущение пустоты, рождаемое этими безлюдными помещениями. Должно быть, трудно посвящать столько внимания тому, что находит свое применение только в минуту скорби.

Сегодня транспортный фургон доставил кровать для нас с Ардви. Полагаю, он хотел порадовать меня - или, возможно, ему надоели мои жалобы на то, что приходится спать в походных постелях на каменном полу. Но это меня вовсе не осчастливило. Я надеялась, мы вернемся в Нью-Шеот до его дня рождения в следующем месяце.

Почему мы все еще не возвращаемся домой? Я провела здесь месяцы, и меня тошнит от царящей в этих каменных стенах влажности. Архитектора не видно и не слышно уже несколько недель, и звуки строительства практически стихли. Зачем нам дальше здесь находиться?

Я уверена, что Ардви отсылает куда-то письма, но он не подтверждает этого, когда я пытаюсь поговорить с ним начистоту. Я убеждена, что слышала исходивший откуда-то снизу голос всего две ночи назад, и это не было обычное сипение нашего курьера-аргонианина. Если он так ничего и не скажет, мне придется порыться в его комоде, пока он спит.